Чтиво  |   |  26.11.2012 11:28

6 самых безрассудных и опасных способов, которыми люди до сих под добывают себе пропитание

© Света Гоголь специально для mixstuff

Если вы думаете, что в нашем мире больше не осталось людей, которые кормятся исключительно охотой и собирательством, то ошибаетесь.  До сих пор сохраняются места, где варианта заскочить по дороге с работы в магазин и купить что-нибудь на ужин просто не существует. В таких диких местах и живут отважные смельчаки поневоле, которые регулярно спускаются в ледяные пещеры и встречаются со львами нос к носу.

1. Непальцы, которые добывают мёд, спускаясь на верёвках с отвесных скал


Оказывается, рисковать жизнью только ради того, чтобы полакомиться мёдом, способен не только Винни Пух. Жители одной из отдалённых деревушек Непала регулярно спускаются на верёвках с высоких отвесных скал, где местные пчёлы любят устраивать себе улья. Риск, которому они подвергаются, невозможно преувеличить, и все собиратели мёда это прекрасно осознают. Об этом свидетельствует тот факт, что многие скалы носят имена сорвавшихся с них любителей сладкого золота.

Процесс сбора осуществляется хорошо скоординированной командой специалистов-грабителей насекомых.

Часть команды взбирается на скалу, другая часть остаётся внизу и разжигает огонь в её основании, чтобы хоть немного отогнать пчёл, иначе они от грабителей живого места не оставят. Как только пламя разгорается, та группа, что находится на вершине, спускает вниз прикреплённую к скале верёвочную лестницу и отдельные верёвки с корзинами.

После этого по лестнице поднимается главный асс с двумя длинными бамбуковыми шестами, привязывается  и начинает вслепую шурудить этими шестами в ульях.

Задача — следуя указаниям других членов команды подцепить соты и переместить их в корзины, которые потом на верёвках поднимают вверх. В обязанности тех, что находится на земле, входит перемещение лестницы вправо-влево, чтобы сброщик мог обследовать как можно больше ульев.

Несмотря на дым и другие меры предосторожности, сборщик постоянно болтается в облаке разъярённых насекомых, которые не упускают возможности ужалить его в лицо и руки. Большую часть времени он пытается от них уворачиваться, не забывая, тем не менее, улучить секунду, чтобы одним шестом приблизить корзину к улью, а другим сгрести в неё соты. Весь процесс занимает обычно около часа — дольше выдержать просто немыслимо.

2. Масаи воруют добычу у львов

В какой-то момент истории маленькому африканскому народу масаи надоело охотиться самим и они решили, что гораздо проще будет просто внаглую отбирать добычу у львов. Звучит не очень правдоподобно, но у нас имеется видео, на котором три таких парня отнимают обед у ошарашенных львов используя только одно оружие — неслыханную наглость:

Мужчины становятся плечом к плечу и решительным быстрым шагом направляются к месту, где львы уже собрались подкрепиться свежепойманой едой. Масаи не кричат, не размахивают оружием, не делают никаких угрожающих знаков, но львы явно ошарашены и на всякий случай ретируются в кусты, оставив всё, заработанное тяжёлым трудом.

Долго такой блеф действовать, разумеется, не может, львам достаточно минуты-двух, чтобы прийти в себя, осознать, что их просто развели, и слопать обидчиков.  Однако эти люди наловчились действовать молниеносно, через минуту их уже и след простыл.

3. Охотники за морскими уточками рискуют разбиться о скалы и утонуть

В самых глубоких, тёмных и труднодоступных уголках живописного побережья Испании добывают свой хлеб охотники за морскими уточками — самыми дорогими ракообразными в мире. Килограмм такого деликатеса стоит не меньше 200 евро.

Добывать морских уточек — работа невероятно опасная, каждый год погибает в среднем по пять таких охотников — и всё для того, чтобы посетители самых дорогих европейских ресторанов могли удовлетворить своё пищевое любопытство.

Морские уточки обитают в основаниях морских скал, в самых труднодоступных местах. Сборщики действуют в командах, состоящих, по меньшей мере, из двух человек. По очереди они прыгают со скалы на скалу и, уворачиваясь от набегающих волн, пытаются соскрести добычу с камней. Достаточно один раз оступиться или поскользнуться на мокрой поверхности — и всё. Вот видео одной такой охоты:

Обычно между накрывающими с головой волнами у сборщиков есть что-то около минуты на то, чтобы действовать. Это может показаться не так уж страшно, если учесть современное страховое снаряжение. Проблема в том, что места обитания самых крупных (а значит, и самых ценных) ракообразных располагаются у самого основания скал, куда со страховкой подобраться практически невозможно. Вот они и демонстрируют чудеса паркура, прыгая по камням в надежде не поскользнуться, не размозжить череп и не сгинуть совсем в океанской пучине.

Но чем больше риск, тем больше награда. За два часа эти парни на видео собрали морских уточек приблизительно на 800 евро.

Стоило ли ради этого рисковать жизнью — судите сами.

4. Эскимосы добывают мидии в ледяных пещерах

Эскимосский народ северной Канады, который называет себя «инуиты» питается в основном тюленьим мясом, потому как другой еды там практически нет (в этих местах ничего не растёт). Пищевое однообразие им настолько надоедает, что время от времени они решаются на крайне опасное предприятие — подлёдный сбор мидий.

Большую часть года арктические моря покрывает толстый слой льда. Во время отлива вода может отступать на 12 метров, и получается полое пространство под огромным ледяным пластом. И тогда можно прорубить отверстие, спуститься на морское дно и собрать с него урожай мидий:

У сборщиков есть не больше получаса чтобы покинуть ледяную пещеру до того, как волна вернётся и поймает зазевавшихся в смертельную ловушку. Если, конечно, лёд, который с отливом повисает практически в воздухе, не обвалится на отчаянных сборщиков раньше. И всё ради горстки мидий, которые съедаются в один присест.

5. Саамы кастрируют северных оленей собственными зубами

Кочевники саамы из Сибири занимаются разведением оленей. Самцов по традиции кастрируют. Проблема в том, что ближайшие ветеринарных клиник в этих местах как не было, так и нет — саамы могут рассчитывать только на себя. Поэтому этот народ до сих пор кастрирует животных так, как это делали их деды и прадеды — то есть зубами. Вернее даже не кастрирует, а полукастрирует, поскольку органы не удаляются, а только приводятся в негодность.

Для процедуры полукастрации требуются двое. Один набрасывает лассо, валит животное и прижимает его к земле, а другой (вернее, другая — по традиции, эта часть работы доверяется только женщинам) впивается зубами между задних ног, пережёвывая его мохнатое достоинство оленя в кашу.

Почему это обязательно надо делать ртом, совершенно непонятно. Но как бы то ни было, у обработанного таким образом оленёнка мужские гормоны будут вырабатываться по-прежнему, а значит, он  вырастет таким же большим, как и не кастрированный, но значительно менее агрессивным. Если оленёнка кастрировать по всем правилам, он будет значительно мельче, и качество шкуры с рогами у него окажется гораздо хуже, да и сани он будет тянуть с меньшей силой.

И ещё одно достоинство такой полукастрации — отсутствие открытых ран, а значит и риска инфекционного заражения, а это крайне важно в местах, где, как мы уже говорили, ветеринарных клиник сроду не было.

6. Жители деревни Ламалера  ходят на китов с гарпунами

Индонезийская деревушка Ламалера уникальна хотя бы тем, что её жители свободны от запрета на китобойный промысел. Всё потому, что их охота выглядит вот так:

Рабочий день местного китобоя начинается с рыбалки у берега, во время которой он не прекращает напряжённо вглядываться вдаль — не мелькнёт ли гигантский хвост, не поднимется ли над водой знакомый фонтанчик. Если в поле видимости появляется кит, мужчины мгновенно спускают на воду свои деревянные лодки и затем пару часов работают вёслами, потому что никаких моторов у них нет. Они вообще не признают современных технологий в каком бы то ни было виде.

Если кит любезно дождётся, пока китобои доплывут до места, то в спину ему полетит гарпун. После этого кит либо дёргает хвостом в предсмертных судорогах, либо лёгким ударом разбивает лодку вдребезги.

В случае, благоприятном для китобоев, остальные рыбаки присоединяются к нанёсшему первый удар, и тоже начинают бить кита гарпунами и другими инструментами вроде мачете.

Если одна лодка тонет, рыбаки плывут к другой, ближайшей. Однажды кит разбил две лодки, а третью протащил за собой в Тимор — а это уже другая страна. В конце концов, многие китобои кинулись в воду и стали бить кита своими ножами прямо в море, что вдвойне опасно, если учесть, что кровь раненого животного привлекает акул.

Когда кит, наконец, выдыхается и прекращает бороться, китобои тащат его на берег, напевая песню, в которой обращаются к своей добыче одновременно и с благодарностью и с извинениями.

После этого вся деревня празднует победу и некоторое время не имеет нужды ни в еде, ни в других важных ресурсах.


Понравилась статья? Оцените ее:


Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus

© Mixstuff 2012. Права на опубликованный перевод принадлежат владельцам вебсайта mixstuff.ru
Все графические изображения, использованные при оформлении статьи принадлежат их владельцам. Знак охраны авторского права распространяется только на текст статьи.
Использование материалов сайта без активной индексируемой ссылки на источник запрещено.

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

2 комментария: 6 самых безрассудных и опасных способов, которыми люди до сих под добывают себе пропитание

  1. Евгений говорит:

    Это не в супермаркет сходить по морозу)

  2. МИРА говорит:

    а почему кастрацию оленей приписали к пропитанию?…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *