Представьте, что вы король какой-нибудь страны. В один прекрасный день вы собрались со своими коллегами - королями других стран и решили, что хватит загрязнять планету

© Света Гоголь специально для mixstuff

Вы удивитесь, сколько важных философских идей можно, оказывается, почерпнуть в голливудском кино, к которому мы привыкли относиться не иначе как к легкомысленному  времяпрепровождению. Мы расскажем вам о пяти таких научных теориях. Вот первая:

Представьте: вы садитесь на паром, он отходит от берега, и тут какой-то чокнутый клоун объявляет по громкоговорителю, что ваш паром, как и другой, на котором перевозят преступников, заминирован. На паромах находятся детонаторы, на вашем — тот, которым можно взорвать преступников. А они, соответственно, могут взорвать вас. Тот кто первым взорвёт соседа остаётся в живых. Если никто никого не взорвёт, то через пару часов на воздух взлетят все.

Что бы вы стали делать в такой ситуации?

Первым делом, конечно, прокляли бы всё на свете, за то, что вас угораздило родиться в Готэме. Вы бы подумали: «Людям в реальном мире не приходится иметь дело с играми извращенцев-манипуляторов». И были бы неправы.

Схема с паромами из «Тёмного рыцаря» — классический образец так называемой «дилеммы заключённого» — психологического феномена, которым наука объясняет большую часть современной истории — по крайней мере, наиболее важную её часть.

Конечно, безумный клоун с детонатором поджидает нас не на каждом шагу, но задачки, где приходится взвешивать выгоду от сотрудничества и риск, что вторая сторона тебя кинет — встречаются на каждом шагу.

Возьмём, к примеру, проблему загрязнения окружающей среды. Представьте, что вы король какой-нибудь страны. В один прекрасный день вы собрались со своими коллегами — королями других стран и решили, что хватит загрязнять планету. Вы договорились, что не будете больше использовать ископаемое топливо — даже если это нанесёт временный ущерб вашим экономикам. Вы подписываете соответствующее соглашение и разъезжаетесь по домам. Вам, конечно, всем очень некомфортно жить без бензина, но делать нечего — вы должны оставить внукам пригодную для жизни планету. «Это оптимальный вариант решения проблемы», — думаете вы.

На самом деле — ничего подобного. Если исходить из соображений холодного расчёта, то оптимальный для вас вариант — это когда условия соглашения выполняют все страны… кроме вашей. Если вы втихаря продолжите жить, как жили, а граждане других стран будут мучиться, придумывая автомобили, увешанные какими-нибудь маленькими ветряными мельницами, ваша экономика получит огромное преимущество.

Так что, если все остальные поведут себя правильно, самый лучший для вашей страны вариант — воспользоваться моментом, плюнуть на договор и получить «главный приз».

Самый плохой вариант — это когда вы поступаете правильно, а все остальные — нет. В этом случае Земля продолжает умирать, а ваша страна стремительно нищает.

Вы не хотите и не можете этого допустить, как, впрочем, и другие страны. В результате, никто условия договора не выполняет — так что перспективы у ваших правнуков прямо скажем, не ахти.

Это и называется «дилеммой заключённого»: ситуация, когда вам надо решить, предать ли партнёра, которому вы сами не можете полностью доверять. Парадокс заключается в том, что предать всегда получается выгоднее.

Если два человека скооперируются ради общей пользы, то самый лучший результат каждый по отдельности может получить, действуя в собственных шкурных интересах (экономическая выгода + экологическая выгода), поскольку если вы оба ведёте себя порядочно — все выигрывают, но ни у кого нет преимущества (экономический спад + экологическая выгода).

Но если вы заподозрите, что вторая сторона вынашивает коварный план, вашему положению не позавидуешь. В таком случае вы теряете по всем фронтам (и экономически, и экологически).

Идея Джокера, хоть и кажется придуманной извращённым воображением, вполне сопоставима с той, что лежала в основе гонки вооружений времён холодной войны, да и практически любой другой войны.

И «Тёмный рыцарь» не единственный фильм, где использована такая идея.

В 90 процентах боевиков есть хоть одна сцена, в которой герои ведут переговоры, с направленными друг на друга дулами пистолетов. В реальной жизни общаться в таком положении было бы очень неудобно. Зато для кино — самое милое дело. Такая мизансцена отражает драматизм «дилеммы заключённого» как нельзя лучше.

С точки зрения стороннего наблюдателя, наилучший вариант в этой ситуации — когда никто не нажимает на спусковой крючок и все остаются живы. Но попробуйте встать на место одного из героев и вы поймёте, что оптимальный для вас вариант — сделать так, чтобы ствол оружия вашего противника перестал смотреть в вашу сторону. И тут появляется третий вариант — вы оба стреляете настолько быстро, насколько успеваете, после того, как прикинете все возможные варианты.

Конечно, и в «Тёмном рыцаре», и в «Мексиканце» и в других фильмах (к которым не приложил руку Квентин Тарантино) торжествует разум — никто не спускает курок и не нажимает на кнопку. Даже в последнем фильме Тарантино и то переговоры под дулами заканчиваются без крови.

Реальность чересчур жестока. Даже для кино.