Promo  |   |  03.08.2018 13:45

Как отличить манипулирование от убеждения

Специально для mixstuff – Игорь Абрамов

Когда о человеке говорят, что он склонен манипулировать другими, это осуждение и критика в его адрес. А если кто-то говорит, что подвергся манипуляции, это жалоба на плохое обращение. Манипулирование – в лучшем случае сомнительное, а в худшем – совершенно безнравственное поведение. Но почему так? Что плохого в манипулировании? Ведь люди постоянно влияют друг на друга всевозможными способами. Так что же отличает манипулирование от других видов влияния и что делает его безнравственным?


Мы постоянно подвергаемся попыткам манипуляций. Вот несколько примеров. Существует такое понятие как «газлайтинг», которое означает внушение кому-либо сомнений в собственных суждениях и необходимости полагаться на советы манипулятора. «Игра на чувстве вины» — внушение человеку чрезмерного чувства вины за то, что он не выполняет требований манипулятора. «Атака обаянием» и «террор среды» побуждают человека больше всего заботиться об одобрении манипулятора или окружающих.

Реклама манипулирует нами, когда внушает ложные убеждения, (например, что жареный цыпленок – это здоровая пища), или ошибочные ассоциации, (например, связь сигарет Marlboro с образом сильного и мужественного ковбоя). «Фишинг», или интернет-мошенничество, и другие подобные приемы, подразумевают управление жертвой с помощью комбинации обмана и игры на эмоциях, таких как жадность, страх или симпатия. Кроме того, есть и более простые виды манипуляций. Возможно, самым известным примером является то, что делал Яго с Отелло, чтобы вызвать у него сомнение в верности Дездемоны, заставить его ревновать, вызвать ярость, которая в результате привела к убийству возлюбленной. Все эти примеры объединяет одно качество – безнравственность. Что же между ними общего?

Возможно, манипулирование безнравственно потому, что оно подразумевает причинение вреда человеку. В случае успеха, реклама сигарет может способствовать болезни и смерти. Интернет-мошенничество приводит к краже личных данных. Социальные виды манипулирования могут сформировать унизительные и нездоровые отношения, а политические – ослабить демократию. Но манипулирование не всегда является вредным.

Предположим, что некая Эми только что рассталась с жестоким, но верным партнером, и в момент слабости у нее возникает соблазн вернуться к нему. А теперь представьте, что друзья Эми используют те же методы, которые применял Яго к Отелло. Они манипулируют Эми, внушая ей, что ее бывший партнер не только жестокий, но и неверный. Если эта манипуляция помешает примирению, в результате Эми может быть лучше, чем если бы друзья не манипулировали ею. Тем не менее, многим это все  равно может показаться сомнительным с нравственной точки зрения. Разумеется, было бы лучше, если бы ее друзья воспользовались какими-то иными средствами, чтобы помочь Эми избежать ошибки. Что-то остается сомнительным в манипулировании даже тогда, когда она помогает, а не вредит человеку. Поэтому вред нельзя считать причиной безнравственности манипулирования.

Возможно, манипулирование безнравственно потому, что включает в себя методы, которые по сути являются аморальными в отношении других людей. Эта мысль, вероятно, покажется особенно привлекательной тем, кто вдохновлен идеей Канта, что мораль требует от нас относиться друг к другу как к разумным существам, а не к предметам. Возможно, единственным правильным способом повлиять на поведение других разумных существ является рациональное убеждение, и поэтому любая иная форма влияния является неподходящей с нравственной точки зрения. Однако, при всей своей привлекательности, этот ответ также нельзя считать удовлетворительным, поскольку он подразумевает осуждение многих форм влияния, которые являются морально благотворными.

Например, большая часть манипуляций Яго состоит в обращении к его эмоциям. Но эмоциональные призывы не всегда манипулятивны. Моральное убеждение часто обращается к эмпатии, или пытается передать, как человек чувствовал бы себя, если бы другие поступали с ним так, как он поступает с другими. Аналогичным образом, заставить человека бояться того, что действительно опасно, или чувствовать вину за то, что действительно безнравственно, или внушить разумный уровень уверенности в своих действиях и способностях – все это не похоже на манипулирование. Даже предложение усомниться в собственном суждении может не быть манипулятивным действием в ситуациях, когда (возможно, в связи с интоксикацией или сильными эмоциями) имеются веские причины для этого. Не каждая форма воздействия, отличающаяся от рационального убеждения, непременно является манипулированием.

Итак, похоже, ответ на вопрос, является ли влияние манипулированием, зависит от того, как оно используется. Действия Яго являются манипулятивными и безнравственными потому, что они совершаются с целью заставить Яго думать и действовать неправильно. Яго знает, что у Отелло нет причин для ревности, но он все равно заставляет его ревновать. Это эмоциональный аналог обмана, который Яго применяет, когда подстраивает все, (например, упавший носовой платок) чтобы внушить Отелло заведомо ложные убеждения.

Манипулятивный характер «газлайтинга» состоит в том, что манипулятор внушает своей жертве сомнение здравом суждении, и манипулятор знает об этом. Напротив, совет рассерженному другу не предпринимать необдуманных действий на основе неверных суждений, пока он не остынет, не является манипуляцией, если вы знаете, что суждение вашего друга действительно является временно искаженным.

Когда мошенник пытается заставить вас почувствовать сострадание к несуществующему нигерийскому принцу, он действует манипулятивно, потому что знает, что было бы ошибочно чувствовать сострадание к тому, кого не существует. Однако, искреннее обращение к сопереживанию реальным людям, страдающим незаслуженно, является скорее моральным убеждением, чем манипуляцией. Когда нечестный партнер пытается заставить вас чувствовать вину за то, что вы подозреваете его в измене, которую он совершил, он действует манипулятивно, потому что пытается внушить вам ложную вину. Но когда друг заставляет вас почувствовать вину за то, что вы оставили его в беде, это не является манипулированием.

То, что делает влияние манипулированием и то, что делает его неправильным – одно и то же: манипулятор пытается заставить кого-то принять то, что он сам считает ложным убеждением, эмоцией или иным психическим состоянием. В этом манипуляция схожа с ложью. То, что делает утверждение ложным и то, что делает его безнравственным – одно и то же: говорящий пытается заставить кого-то поверить в то, что сам оратор считает ложным. В  обоих случаях целью является заставить человека совершить ошибку. Лжец пытается заставить вас поверить в ложное суждение. Манипулятор может это сделать, но он также может попытаться заставить вас почувствовать ложную эмоцию, придать слишком большое значение не заслуживающим этого вещам или усомниться в том, в чем нет веских оснований сомневаться. Различие между манипуляцией и не-манипулятивным влиянием заключается в том, пытается ли субъект влияния заставить другого человека совершить заведомую ошибку в том, что он думает, чувствует, в чем сомневается или на что обращает внимание.

Наша жизнь такова, что мы постоянно влияем друг на друга различными способами, кроме чистого рационального убеждения. Иногда эти влияния улучшают условия для принятия правильного решения, заставляя человека верить, сомневаться, чувствовать или обращать внимание на правильные вещи. А иногда они мешают процессу принятия решений, поскольку внушают человеку ошибочные суждения и чувства. Но манипуляции подразумевают сознательное использование этих способов влияния, чтобы помешать человеку принять правильное решение – и именно в этом состоит суть безнравственности манипуляций.

Эти размышления дают нам ключ к тому, как  распознать манипуляцию. Легко прийти к мнению, что манипуляция – это просто форма влияния. Но, как мы видели, формы влияния, которые можно использовать для манипуляций, могут быть использованы и без манипуляций. Для выявления манипуляций важно не то, какое влияние используется, а то, ведет ли оно к ухудшению условия для принятия верного решения. Итак, если мы должны установить, является ли влияние манипуляцией, мы должны смотреть не на форму влияния, а на намерение человека. Ибо именно намерение ухудшить условия для принятия правильного решения, является одновременно сущностью и признаком безнравственности манипуляций.

.



© Mixstuff 2012. Права на опубликованный перевод принадлежат владельцам вебсайта mixstuff.ru
Все графические изображения, использованные при оформлении статьи принадлежат их владельцам. Знак охраны авторского права распространяется только на текст статьи.
Использование материалов сайта без активной индексируемой ссылки на источник запрещено.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *