История о том, как для маршала победы изобрели прозрачную кока-колу

0
361

1945 год был хорошим годом для Георгия Жукова. В мае 1-й белорусский фронт под его командованием одержал победу в решающей битве за Берлин, положив конец Второй мировой войне в Европе. В знак признания его заслуг Жукову было доверено принять у нацистского правительства документы о капитуляции, а затем он был назначен командующим советской оккупационной зоной в Германии. И все же, хотя Жуков был самым прославленным офицером в Советском Союзе, у него была причина для беспокойства, один деликатный секрет, который он не осмеливался открыть своему начальству. Дело в том, что у маршала были проблемы с кокой. Нет-нет, не с кокаином, а с кока-колой.

Когда Жуков впервые попробовал этот  напиток в компании американских офицеров, он немедленно «подсел» на него. В общем, это было вполне безобидное пристрастие, но имелась небольшая проблема: в СССР кока-колу не импортировали, воспринимая этот напиток как символ капиталистического Запада. И тогда Жукову пришлось проявить творческий подход. Он подошел к американскому генералу марку Кларку и спросил, можно ли сделать кока-колу прозрачной, чтобы она была больше похожа на водку. Кларк передал этот вопрос президенту Гарри Трумэну, который, в свою очередь, связался с Джеймсом Фарли, главой Coca-Cola Export Corporation, который подтвердил, что просьба советского маршала выполнима.

Классический красновато-коричневый оттенок кока-колы был обусловлен карамельным красителем, и, по словам Фарли, изъятие этого компонента из рецепта не слишком сильно отразилось бы на его вкусе. Итак, в 1946 году завод по розливу кока-колы в Австрии доставил первую партию бесцветной кока-колы «White Coke» в количестве 50 ящиков лично маршалу Жукову.

Напиток был даже специально расфасован в бутылки из прозрачного стекла с прямыми стенками и красной звездой на крышке, чтобы еще больше напоминать водку. Благодаря этому прикрытию, Жуков получил возможность наслаждаться своим любимым американским сладким напитком до самой своей смерти в 1974 году.

Впрочем, к тому времени западная газировка наконец-то проникла на советский рынок. Правда, это была не «Coca-Cola», а «Pepsi». История о том, как Pepsi попала в Советский Союз, начинается с Национальной экспозиции США 1959 года – выставки американского искусства, культуры и промышленности, которая проходила в московском парке «Сокольники». В один из дней, 24 июля, вице-президент США Ричард Никсон и советский лидер Никита Хрущев вместе осматривали выставку. Одним из наиболее запоминающихся событий того дня стал момент, когда Никсон и Хрущев остановились у стенда, где демонстрировалась современная американская кухня, и начали обсуждать сравнительные достоинства и недостатки советского промышленного производства. Эти так называемые «кухонные споры» стали важным культурным событием эпохи холодной войны и значительно продвинули политическую карьеру Никсона.

Второе судьбоносное событие произошло, когда Никсон и Хрущев проходили мимо витрины с Pepsi и советскому лидеру поднесли стакан напитка на пробу. Хотя Хрущев сначала в своей обычной грубоватой манере сказал, что газировка отдает кремом для обуви, он был настолько очарован вкусом, что выпил шесть стаканов. На следующий день фотографии Никиты Хрущева, пьющего Pepsi, появились в американских газетах, а затем перекочевали на рекламные плакаты компании Pepsi вместе со слоганом: «Хрущев хочет быть более коммуникабельным. Будь коммуникабельным, пей Pepsi».

Надо сказать, что эта встреча Хрущева с Pepsi отнюдь не была случайным событием — она была запланирована с самого начала. Когда Coca-Cola решила не принимать участия в московской выставке, глава международного подразделения Pepsi Дональд Кендалл увидел в этом возможность закрепиться в России. Однако, его руководство было настроено скептически, и тогда 23 июля Кендалл обратился к вице-президенту Никсону с просьбой привести Хрущева к витрине Pepsi, когда они будут осматривать выставку на следующий день. И на самом деле именно Кендалл был тем человеком, который вложил в руку советского премьера первый стакан с напитком. Удивительно, но этот прием сработал, и почти сразу начались переговоры о строительстве заводов по розливу Pepsi в Советском Союзе. За этот беспрецедентный прорыв в 1965 году Кендалл был назначен генеральным директором компании.

Хотя переговоры затянулись и заняли более десяти лет, в 1974 году в Новороссийске, наконец открылся первый завод Pepsi. Одна из главных проблем при согласовании условий сделки заключалась в том, что советский рубль был неконвертируемой валютой и не мог быть обменян на доллары. И тогда Pepsi и СССР прибегли к бартеру: американская компания предоставила оборудование для розлива напитков и сироп в обмен на эксклюзивные права США на распространение водки «Столичная».

В результате этого соглашения напиток Pepsi стал первым западным продуктом, который рекламировался и продавался в Советском Союзе, и к 1978 году мощность советских заводов по розливу достигла 216 миллионов бутылок в год, а всего советские граждане потребляли в то время немногим более миллиарда бутылок в год. В 1988 году Pepsi стала первой западной компанией, разместившей рекламу на советском телевидении, запустив серию рекламных видеороликов с участием Майкла Джексона.

Однако, в 1979 году Советский Союз вторгся в Афганистан. В ответ правительство США объявило бойкот «Столичной», и сделка стала разваливаться. В 1989 году Советы согласились заплатить Pepsi военными кораблями, которые представляли собой пеструю коллекцию из 17 старых подводных лодок, крейсеров и линкоров, предназначенных для продажи на металлолом.

Таким образом, на короткое время Pepsi получила в свое  распоряжение шестой по величине военно-морской флот в мире. Это дало повод Дональду Кендаллу отпустить знаменитую язвительную шутку в адрес Брента Скоукрафта, советника по национальной безопасности при президенте Джордже Буше-старшем: «Мы разоружаем Советский Союз быстрее, чем вы».

Неожиданный прорыв Pepsi в Советский Союз застал врасплох их главного конкурента – Coca Cola , и вскоре началось соперничество за долю огромного рынка. В 1979 году генеральный директор Coca Cola Дж. Пол Остин воспользовался дружбой с тогдашним президентом США Джимми Картером, чтобы добиться аудиенции у советских лидеров и начать переговоры об экспорте своей продукции в СССР. Переговоры зашли в тупик, когда правительство США официально бойкотировало московские Олимпийские игры 1980 года, спортивное событие, которое Coca Cola традиционно спонсировала на протяжении десятилетий.

Однако, Остин заявил, что будучи многонациональной корпорацией Coca Cola стоит выше политики, и компания продолжала спонсировать игры несмотря ни на что, а в процессе знакомила советский народ со своей «газировкой свободы». Впрочем, благодаря своей форе, Pepsi оставалась самой популярной маркой газированного напитка вплоть до распада Советского Союза в 1991 году.

.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь