Никто не предлагает немедленно отказаться от кондиционеров и Wi-Fi. Но почему-то до появления Википедии находить ответы на самые важные в жизни вопросы было гораздо легче

Источник перевод для mixstuff – Света Гоголь

Extended family outdoors smiling

Старые добрые времена. Несмотря на все невероятные удобства, которыми человечество обзавелось за последние столетия, ощущение, что мы потеряли в пути что-то важное, не покидает.

Обладатель  Пулитцеровской премии Джаред  Даймонд уверен, что подобные ощущения возникают не зря, что и попытался доказать в своей новой книге «Мир, каким он был до вчерашнего дня». Даймонд изучил разные стороны жизни ушедших поколений, относящихся к разным культурам: питание, семья, воспитание детей, религиозность и т.д., чтобы ответить на один вопрос: «Чему нам стоит поучиться у наших предков?»

Что делает старые добрые времена такими добрыми?

Никому не нужно объяснять, почему наши предки предпочли охоте/собирательству блага современной цивилизации. Однако, в традиционном старом образе жизни были и свои бесспорные преимущества:

— они всегда были окружены родными и близкими;

— им не нужно было жить в постоянном цейтноте;

— гораздо меньше стрессовых ситуаций;

— низкая конкуренция.

Самый, пожалуй, главный пункт – это прочные социальные связи, часто проходящие через всю жизнь. Проблемы одиночества в традиционном обществе практически не существовало. Люди проживали всю жизнь либо в том месте, где родились, либо где-то поблизости, поэтому всю жизнь были окружены родственниками и друзьями детства. В маленьком обществе (племени, например) невозможно чувствовать себя чужаком. Если молодые люди женились и перебирались в другое место (преимущественно девочки), то это обычно был «переезд» в одно из соседних племён, что давало возможность часто навещать кровных родственников.

Одиночество превратилось в серьёзную проблему с возникновением «индустриального общества». Выражение «одиночество в толпе» имеет буквальный смысл: люди перебирались в большие города, где жили и работали среди тех, кого совсем не знали или знали лишь поверхностно. Семья и все, кого человек знал с детства оставались в «прошлой жизни». И большинство новых людей, которых они встречали теперь каждый день, так и оставались незнакомцами.

Дети стали стремиться покидать родительские дома и получить экономическую свободу как можно раньше. Как заметил один американец, часто ездивший по делам в Африку: «в материальном плане жизнь в Африке намного беднее, но в социальном/эмоциональном отношении они намного богаче нас». Другие наблюдатели, сравнивая жизнь развитых западных цивилизаций с традиционными культурами, отмечали такие недостатки первых, как постоянная спешка, необходимость  жить «по графику», высокий уровень стресса и постоянное соперничество.

Даймонд приводит в своей книге множество высказываний людей, родившихся и выросших в традиционных культурах, а затем переехавших в США. Вот некоторые из них:

«В США люди хотят, чтобы  их развлекали, сами они не  могут придумать, чем себя занять».

«В Африке принято всем делиться. Например, когда я учился в школе, мне удалось раздобыть внутреннюю камеру шины. Резина была для мальчишек огромной ценностью – из неё делались рогатки. Долгое время я раздавал куски камеры другим детям. В Америке если у тебя есть что-то ценное, ты ни за что с этим не расстанешься. Кроме того, ни один ребёнок в Америке не догадается, что делать с такой камерой».

«В Америке ты постоянно боишься, что не уложишься в сроки. Если присядешь днём выпить кофе, то тебя будет грызть чувство вины от потерянной возможности заработать денег. Но если ты откажешься от кофе и заработаешь больше денег, это не значит, что твой счёт в банке увеличится – это значит, что вы будете вести более «дорогой» образ жизни, чтобы продолжать работать всё больше и больше. Америка потеряла способность (в большинстве своём) находить баланс между работой и отдыхом. В Новой Гвинее в полдень работа останавливается и возобновляется только во второй половине дня».

Что мы можем сделать?

Даймонд предлагает несколько своих «рецептов»:

— Обращать внимание на то, что мы едим. Образ питания за последние столетия сильно изменился. Физиология – далеко не так сильно.

— Осознать, чего мы боимся. Мы ужасаемся,  когда слышим в новостях о терроризме и падении самолётов, в то время как гораздо чаще погибаем от автомобильных аварий, неверных решений или скользкого пола в ванной.

— Наполнить жизнь смыслом. Атеисты отрицают религию, потому что считают её заблуждением, однако при этом лишаются таких мощных и связанных с верой преимуществ, как крепкие семейные узы, альтруизм, этические рамки и ясная цель жизни.

В то время как развитие современных технологий помогло разрешить множество проблем, с которыми сталкивались наши предки, они сами создают новые проблемы, которые нам надо научиться распознавать и решать.

Так называемые развитые общества представляют собой тонкий срез мирового разнообразия культур. Они достигли доминирующего положения не потому, что объективно «лучше», а благодаря определённым технологическим, политическим и военным преимуществам. Несмотря на эти преимущества, современные индустриальные общества далеки от того, чтобы похвастаться большими успехами в таких областях, как воспитание детей, отношение к пожилым людям, улаживание конфликтов и т.д.

Никто не предлагает немедленно отказаться от кондиционеров и Wi-Fi.

Но почему-то до появления Википедии находить ответы на самые важные в жизни вопросы было гораздо легче.