Человеческое сознание обладает странной особенностью: как правило, мы считаем, что, по сравнению с другими людьми, у нас гораздо меньше шансов оказаться жертвой какой-либо угрозы – будь то заразная болезнь или дорожная авария

Источник перевод для mixstuff – Света Гоголь

936_90794e3b050f815354e3e29e977a88ab

Разрушения, вызванные торнадо в штате Айова, 2006

Человеческое сознание обладает странной особенностью: как правило, мы считаем, что, по сравнению с другими людьми, у нас гораздо меньше шансов оказаться жертвой какой-либо угрозы – будь то заразная болезнь или дорожная авария. Это похоже на так называемый «эффект города Вобегон», в котором каждый абсолютно все родители считали, что их ребёнок «выше среднего». Но так не бывает: шансов заболеть или попасть в аварию у всех и каждого не может быть меньше, чем «в среднем».

Эффект, о котором идёт речь, психологи называют «нереальным сопоставительным оптимизмом». Он так силён, что продолжает действовать, даже когда человек оказывается перед реальной угрозой лицом к лицу. Во всяком случае, об этом свидетельствуют научные данные.

В ходе недавнего исследования учёные попытались выяснить, как этот сопоставительный оптимизм меняется после маловероятного события, которое оказало на жизнь людей колоссальное воздействие: разрушительный торнадо, оставивший  в 2006 году в Айова-Сити ущерб на 12 миллионов долларов.

Результаты удивили: все участники опроса, от местных студентов до взрослых людей, видевших, как их соседи после стихии остаются без крова – все они через несколько дней и затем через год после торнадо оценивали свои шансы пострадать от аналогичного стихийного бедствия в будущем как «ниже среднего». Более того – через шесть месяцев в ответах респондентов прослеживалось даже больше оптимизма, чем при аналогичных опросах в непострадавших регионах. Правда, через год уровень их оптимизма вернулся на обычный уровень.

Почему нам свойственно так думать?

Психологи связывают такой чрезмерно позитивный настрой с тем, как формируется чувство собственного «Я». Он проявляется не только когда мы отвечаем на вопрос о нашей собственной уязвимости, но и когда нужно оценить степень их вероятности.

Когда мы оцениваем вероятность как 100-процентную, в действительности мы оказываемся правы (в среднем) процентов на 80. И когда нас просят оценить собственную компетентность в чём-либо, мы имеем тенденцию переоценивать себя примерно в той же степени.

А действительно пережив стихийное бедствие, крушение, или что-нибудь ещё в том же духе, мы начинаем оценивать вероятность повторения подобного события ещё ниже.

По мнению психологов, пережив какой-либо страх единожды, даже если он был сопряжён с реальной угрозой для жизни, человек в дальнейшем воспринимает эту проблему как «преодолимую», становится менее восприимчивым.

Однако иногда подобные события приводят к безразличию, или даже душевной чёрствости пострадавших. А это  может негативно повлиять на взаимоотношения с близкими и, в конечном счёте, даже разрушить человеческую жизнь.

В  таких случаях, конечно, лучше всего обратиться за помощью к специалисту — психологу.