Человек оттачивает искусство задавать вопросы и предлагать аргументы совершенно не для того, чтобы искать некую универсальную истину

© Света Гоголь специально для mixstuff

Идеальный спор представляется нам примерно так:

Вы и ваш оппонент находитесь на противоположных точках зрения по какому-то вопросу. Вы спокойно и обстоятельно излагаете друг другу свои аргументы, и ваши оказываются настолько убедительны и точны, что оппонент соглашается и меняет свою точку зрения на 180 градусов. Все счастливы.

Иногда именно  так и происходит, но… только если предмет спора не затрагивает ни одного из вас эмоционально. А если проблема касается чего-то действительно важного?

Вспомните, когда вы последний раз пытались доказать своему приятелю или коллеге абсурдность какой-нибудь бредовой идеи, которую он почему-то вбил себе в голову. Вы наверняка привели пару-тройку доказательств, каждое из которых можно назвать абсолютно бесспорным. И что? Он смутился и признал свою неправоту? А может ещё и поблагодарил вас за то, что вы открыли ему глаза на правду? Что-то не верится.

Обычно, что бы вы не делали, какие цифры не приводили, на какие документы не ссылались и какие графики не чертили, ваш оппонент ВСЕГДА найдёт другое объяснение и обоснование всё той же точки зрения и ваш спор пойдёт по сто первому кругу. Он будет биться до последнего, и степень убедительности ваших доказательств тут совершенно не причём.

Потому что смысл спора, как ни парадоксально это может показаться, совершенно не в том, чтобы найти истину. Во всяком случае, об этом гласит так называемая «теория аргументации».

Согласно этой теории, человек оттачивает искусство задавать вопросы и предлагать аргументы совершенно не для того, чтобы искать некую универсальную истину. В большинстве случаев, эти навыки нужны нам только для того, чтобы завоевывать авторитет среди своего окружения, убеждать людей в том, в чём нам нужно и не попадаться на чужие удочки самим.

Когда речь идёт о принципиальных и важных для многих вопросах — политике, спорте, или абортах, люди рассматривают две стороны в дебатах как игру в команде.

Каждый член команды будет с пеной у рта отстаивать совершеннейшую ахинею, несмотря на то, что на кону ничего не стоит – просто ради победы «своих».

А теперь представьте, чего бы стоило каждому из них сменить команду.

Вот почему в головах участников спора чаще всего происходит смещение, обусловленное необходимостью аргументации выбранной точки зрения. По научному — «предвзятость подтверждения»

Мы читаем статью, которая подтверждает наши убеждения, и мысленно откладываем её в «папочку» под названием «А всё-таки я был прав». А статью, которая утверждает обратное, в расчёт не берём. И всегда как-нибудь это себе объясняем – происки врагов, заказ нечистых на руку оппонентов. В любом случае, «папочка» под условным названием «Надо же, я ошибался» ВСЕГДА остаётся пустой.

В ходе одного эксперимента людям, придерживающихся разных политических взглядов предлагали прослушать высказывания видных представителей соответствующих партий, в то время, как специальные приборы измеряли активность различных отделов их мозга.

Когда участники эксперимента слышали из уст «своего» политика какую-нибудь откровенную чушь, части мозга, отвечающие за логику, практически никак не реагировали. Зато активизировались те, что связаны с эмоциями. Вывод: человек оценивал не смысл, а возможные последствия откровенно глупого высказывания для успеха «общего дела».

Это та же особенность человеческой логики, которая позволяет религиозным фанатикам с безумным блеском в глазах снова и снова предсказывать конец света, и не смущаться, когда он в очередной раз не наступает.

Как только мозг решает, что какая-либо информация вызывает эмоциональный дискомфорт, он приказывает своей логической части найти всему этому какое-то удобное объяснение.  Признать глупость и ошибку невероятно трудно – это всё равно что позволить проиграть своей команде. Человеческая психика этого вынести не может.

В большинстве случаев.