Взяв оружие, он отправился в больницу к сыну. Дальше произошло чудо

Источник перевод для mixstuff – Сева Бардин

В семье 59-летнего Джорджа Пикеринга из Техаса случилось большое несчастье: ему позвонили из больницы и сообщили, что его единственный сын (который после нескольких инсультов впал в кому) будет отключён от аппарата жизнеобеспечения, поскольку его «мозг уже умер».

472199_630x354-620x348

Джорджу такой удар оказался не по силам: он умолял продолжать поддерживать жизнь сына и кричал, что в противном случае убьёт себя. Вскоре мужчина появился на пороге клиники с пистолетом 9-миллиметрового калибра за поясом, прошёл в палату интенсивной терапии, где лежал его сын. Там его встретили врач, который подтвердил, что медицинская комиссия приняла решение об отключении признанного безнадёжным больного от аппаратов.

Отчаявшийся отец вытащил пистолет и приказал всем выйти из палаты, чтобы «остаться наедине с сыном». С этого началось четырёх часовое противостояние Пикеринга с полицией в здании госпиталя.

В это время и произошло «чудо».

Полиция и команда спецназа окружили клинику. В это время Пикеринг, по его собственным словам, молился, держа за руку своего всё ещё подключённого к аппаратам сына, время от времени переругиваясь через окно со стражами порядка.

«Сожми мою руку, если слышишь меня», — умолял Пикеринг сына. И вдруг действительно почувствовал, что его рука сжимается.

Он повторил просьбу.

«Он сжал мою руку четыре раза, — рассказывал позже Пикеринг. – Это было чудо! Я знал, что мозг моего сына не был мёртв. Я знал, что мой сын не овощ. Я его отец, я чувствую, что происходит с моим сыном».

Через четыре напряжённых часа Пикеринг добровольно сдался полиции. Он был уверен, что сделал достаточно, чтобы доказать, что его сына нужно оставить живым. До инцидента сотрудники клиники пытались обсуждать с ним возможность забора органов для пересадки другим больным, а теперь никто не посмеет утверждать, что мозг его 27-летнего сына мёртв.

А немногим позже этим же вечером его сын вышел из комы.

Он повернулся на постели, посмотрел на свою мачеху и сказал «Я люблю тебя, мам».