Стоит какому-либо значительному паранормальному событию взбудоражить общественность, как с новой силой вспыхивают интеллектуальные битвы между теми, кто верит и теми, кто категорически отрицает сверхъестественное

Источник перевод для mixstuff – VoaLl

Стоит какому-либо значительному паранормальному событию взбудоражить общественность, как с новой силой вспыхивают интеллектуальные битвы между теми, кто верит в сверхъестественное, и теми, кто не верит.

iStock_000007958202_Skeptic-Large-676x450

Итак, в рациональном углу ринга приветствуем убеждённых противников всего «ненормального», на которых, кажется, не подействует и внезапно возникший перед ними Мерлин.  Их оппоненты столпились в противоположном углу и готовы на все аргументы рационалистов приводить всё новые и новые доказательства существования НЛО. И как это водится, множество разумных, но любопытных людей решили занять удобную позицию посередине.

Множество обманщиков и шарлатанов пудрит мозги и развешивает лапшу на уши излишне восприимчивому народу в разных концах света, однако мы рассмотрим два реальных случая, когда самые известные разоблачители на своём опыте убедились, что в нашем мире и вправду существуют необъяснимые явления.

Больше, чем «совпадение»

Майкл Шермер является основателем и публицистом журнала «Skeptic», исполнительным директором «Общества скептиков» и раз в месяц ведет колонку в «Scientific American».

В этой самой колонке 16 сентября 2014 года он поделился своим опытом, который привёл его к следующему заключению: «Нам не следует закрываться в своём стандартном восприятии мира, когда мы можем открыться чуду таинственного и непостижимого».

Его тогда ещё невеста, перевозя свои вещи из Германии, взяла с собой старый радиоприёмник своего дедушки. Они были очень близки с дедушкой, который умер, когда ей было 16 лет. Радио молчало десятилетиями: несмотря на все попытки Шермера, его так и не удалось заставить работать. Так радио и вело свою скромную молчаливую жизнь в ящике спальни молодой пары.

transistor-radio-shutterstock_158551028-WEBONLY-480x319

Тремя месяцами позднее состоялась их свадьба. После церемонии его уже жена попросила поговорить с ним наедине. Она чувствовала себя одиноко, скучала по своей семье, которую она оставила в Германии, а особенно по своему дедушке. По возвращении домой молодожёны услышали музыку: где-то играла песня о любви.

Они напрасно проискали источник звука, пока его жена наконец не бросила на него взгляд, который он «не видел со времён премьеры «Экзорциста». «Это ведь не то, что я думаю, да?» — спросила она. Это было то самое радио в ящике. «Дедушка всё ещё здесь, с нами,» — сказала она сквозь слёзы, — «Я не одна.»

Дочка Шермера слышала музыку, исходящую из радио, прямо перед церемонией, хотя пара была в комнате всего за пару минут до этого и ничего не слышала. Радио продолжало играть на протяжении всей ночи. «Также внезапно, как и начало, радио перестало работать на следующий день и молчит до сих пор.»

Убедительный медиум

Вернёмся назад в прошлое за ещё одним выдающимся примером, объектом которого является медиум Леонора Пайпер (1857-1950). В конце концов бывший президент Общества физических исследований Девид Фонтана сказал в документальном фильме «Жизнь эта, жизнь следующая»:»Настоящие звёзды редко сходятся. Миссис Пайпер, возможно, наилучший пример, потому что её дело было расследовано внимательными и известными исследователями.»

Richard_Hodgson
Ричард Ходжсон

Ричард Ходжсон работал лектором в Кембриджском университете и был известным разоблачителем медиумов, когда спиритические сеансы вошли в моду. Согласно документалисту Кит Парсонс, Ходсон сказал: «Почти всё профессиональные медиумы являются частью банды жалких обманщиков, сговорившихся друг с другом.»

Но после сотен собраний Пайпер в Бостоне он сказал: «Честно говоря, когда 12 лет назад я вошёл в дом миссис Пайпер, я руководствовался лишь одной целью: разоблачить её. Я совершенно не верил в продолжение жизни после смерти и был настроен крайне категорично. Однако сейчас я могу сказать другое: я верю. Правда открылась мне таким образом, что сомнениям просто не осталось места в соей голове.»

Однако прочие скептики всё же ставят под сомнение правдоподобность способностей Пайпер. Это вполне понятно, если учесть, что дух француза, который она вызывала, не говорил по-французски, а некоторые её утверждения были откровенно ложными. Если общение между духом и медиумом и существует, то это вовсе не значит, что скептики вот так просто могут его принять. Вполне возможно, что ограниченные познания Пайпер во французском просто не позволяли духу говорить на родном языке, а может быть и так, что дух лгал о своей истинной личности. А может Пайпер просто говорила со своим собственным подсознанием, а не с духом. Хотя и это вовсе не значит, что она никогда не говорила с духами вообще. Ходжсон обдумывал некоторые аргументы в пользу шарлатанства Пайпер, однако в конце концов посещаемые им собрания убедили его в обратном.

Leonorapiper
Леонора Пайпер

На одном из собраний, например, Пайпер удалось убедить в наличии у неё способностей не только самого Ходжсона, но и Джеймса Хислопа, преподавателя этики и логики в Колумбийском университете. Пайпер не знала, кто такой Хислоп, да и сам он не особенно спешил делиться с ней какими-либо подробностями своей жизни, однако это не помешало ей предоставить некоторую информацию о его личности. Она назвала его имя и рассказала о некоторых разговорах, в которых он непосредственно принимал участие. Всё это, предположительно, ей рассказали умершие брат и отец Хислопа.

Отец Хислопа спросил, конечно же, через Пайпер: «А помнишь, Джеймс, наши разговоры о Шведенборге? Помнишь, как однажды в библиотеке мы обсуждали его описание Библии?» И Хислоп действительно помнил об этом разговоре.

Майкл Тим, автор книг про жизнь после смерти, подвёл итог работе Пайпер и опубликовал его на сайте Академии спиритических и подсознательных исследований: «Его отец спросил, что случилось с его старой лошадью, упоминая её кличку, Том. Он сказал, что его друг, Стил Перри, переехал на запад. Он также упомянул другого друга, Харпера Крафорда, который ратовал за установку органа в местной церкви. Последние два заявления никак не могли быть простой телепатией просто потому, что Хислоп понятия не имел о том, кто такие были это два упомянутых Пайпер друга. Позднее он удостоверился в правдивости этих фактов, сверившись со словами родственников.

По словам Хислопа, мошенничество было точно исключено. Даже если бы Пайпер и знала, что он собирался её посетить, чего она не знала, ей бы пришлось нанять частного детектива, который должен был нарыть каких-то непонятных фактов в маленьком городке за тысячу миль от места, где она жила, и всё это во времена, когда путешествия и связь были медленными и относительно дорогими. Также ей пришлось бы удостовериться, что ни один из родственников Хислопа не упомянет странного человека, задавая им странные вопросы о лошадях и церковных делишках. Детективу также пришлось бы каким-то образом узнать о личном разговоре Хислопа с его отцом.»