В средневековой Европе было обычным делом судить животных наравне с людьми

Источник перевод для mixstuff – Света Гоголь

В 1991 году Тиликум  убил человека в первый раз. Спустя несколько лет его нашли рядом с трупом мужчины, у которого был сломан позвоночник. Причиной смерти была признана гипотермия, поэтому Тиликума посчитали невиновным. В 2010 году Тиликум убил опять, схватив за волосы сорокалетнюю женщину по имени Доун Браншо и утащив под воду на глазах двух десятков свидетелей. Согласно результатам вскрытия, у неё был раздроблен шейный отдел позвоночника, сломана челюсть и несколько рёбер. Тиликум сорвал со своей жертвы скальп и откусил левую руку.

Длина Тиликума — около 6,5 метров, вес — примерно 5440 килограмма. Это самая крупная касатка на свете. Она обладает всеми качествами зловещего морского убийцы, до которых только мог бы додуматься Голливуд. Даже спинной плавник у него залихватски повёрнут на бок.

Когда два года назад Тиликум схватил Браншо на глазах её коллег по группе SeaWorld — это было всего лишь последнее громкое нападение животного в прошлом десятилетии.

В 2009 году шимпанзе по имени Тревис изуродовал лицо подруги своего хозяина до неузнаваемости, и был застрелен полицией. В 2006 году электрический скат нанёс тяжёлую травму охотнику на крокодилов Стиву Ирвину. В 2003 году аляскинский медведь загрыз пламенного энтузиаста Тимоти Тредвела, посвятившего, кстати, всю свою жизнь спасению этого вида.

В том же году белый тигр по имени Монтекор напал на вырастившего его дрессировщика Роя Хорна и укусил его за горло.

Последние несколько лет поступали сообщения о нападениях на людей койотов, дельфинов, крокодилов, акул, буйволов, лисиц, домашних котов, лебедей, диких собак, леопардов, ну и, разумеется, питбулей.

В октябре 2011 года владелец частного зоопарка решил покончить с собой и, перед тем как это сделать, выпустил на свободу сорок восемь животных, среди которых были львы, тигры, обезьяны. Полиции пришлось открыть на них охоту и большая честь животных, в результате, была застрелена.

Конечно, вокруг всех этих историй разгорались споры. Можно ли уничтожать животных-убийц? Следует ли ограничивать туризм в местах, где водятся дикие звери? Есть ли необходимость в том, чтобы запретить содержание экзотических животных в частных домах? А как насчёт цирков, аквапарков, зоопарков?

Убийства Тиликума, например, так и остались безнаказанными. Через год после гибели Браншо он вернулся под бурные овации сотрудников SeaWorld — правда, в этот раз для его содержания были предприняты кое-какие дополнительные меры безопасности.

Но с таким «пониманием» к животным-убийцам люди относились далеко не всегда. В прошлом преступления, совершённые представителями мира фауны карались по всей строгости закона; они признавались либо орудиями божьей кары, либо служителями тёмных сил. В Средние века Тиликума судили бы по всей форме, приговорили бы к виселице и привели в приговор в исполнение на какой-нибудь площади города Орландо.

«Если вол забодает мужчину или женщину до смерти, то вола побить камнями и мяса его не есть; а хозяин вола не виноват» — написано в Библии (Исход 21:28; прим. mixstuff.ru).

Заметьте — вола казнили, забивая камнями, как совершившего прелюбодеяние.

В средневековой Европе было обычным делом судить животных наравне с людьми — за такие преступления, как убийство ребёнка или уничтожение посевов. А после суда, в соответствии с решением, казнили, изгоняли или освобождали.

В те тёмные века существовало два рода процессов над животными: суды над домашними животными, совершившими одиночные преступления, и церковные трибуналы, которые выносили приговоры целому виду тварей за раз. Последние чаще всего приговаривали мышей, долгоносиков и гусениц за такие прегрешения, как уничтожение урожая или поедание человеческой еды. В таких случаях, в связи с неявкой обвиняемых в зал заседания, выносилось заочное решение, в котором преступникам приказывалось немедленно покинуть город или другую местность.

Некоторые адвокаты умудрялись построить довольно успешную карьеру на защите животных и даже прославиться. В XVI веке адвокат Бартоломео Чассене сделал себе имя, защищая крыс, попортивших посевы в окрестностях французского города Отёна,.

Крысы есть крысы — рассчитывать на то, чтобы вызвать к ним симпатию и спасти от виселицы, рассчитывать не приходилось. Поэтому Чассене построил защиту на технической стороне дела: он настаивал, что обвиняемые не могут явиться в суд, поскольку вынуждены скрываться от своих врагов — котов, которые следят за всеми их передвижениями и поджидают за каждым поворотом, у каждой норки.

Чассене стал знаменит, и позже защищал ещё очень многих животных по самым разным делам. Он даже написал трактат, посвящённый преданию животных анафеме.

Во время защиты Чассене пользовался самым, пожалуй, слабым местом церковных трибуналов: никто не мог с точностью утверждать, было ли совершённое преступление заслуженной карой, посланной потерпевшему Богом, или же животное выполняло волю злых сил.

Все адвокаты животных доказывали, что их подзащитные служили орудием высшего суда. В таком случае получалось, что и крысы, и церковь находятся по одну сторону баррикад. Церковь иногда соглашалась с этими аргументами, иногда нет. Не последнюю роль играли тут и финансовые интересы.

Во время нашествия саранчи во Францию, например, суд согласился с доводами адвоката и присудил, что граждане обязаны выплатить церкви «десятую часть без обмана» и «воздерживаться от богохульств», пока Бог не прогонит вредителей. Этот процесс назывался «Народ против саранчи».

Если после предания анафеме вредоносные насекомые или животные исчезали, то трибуналы приписывали себе магическую силу, если нет — непослушание осуждённых объяснялось грехами людей.

В 1750 году во Франции состоялся суд над Жаком Ферроном и его обезьяной, которые были застуканы во время акта любви. За содомию (эта статья, кстати, включала и секс между иудеями и турками) в то время полагалась смертная казнь и для человека, и для животного. Однако эту конкретную обезьяну почему-то посчитали «добродетельным созданием» и оправдали. Феррона повесили.

А в 1685 году портного из Германии, «совершившего противоестественное деяние в отношении своей кобылы», сожгли на костре вместе с бедным животным.

В XVII веке в Коннектикуте к высшей мере был приговорён человек, который жил во грехе со своими животными не менее 50-ти лет. Вместе с ним были повешены корова, две тёлки, три овцы и две свиньи.

Перед правосудием представали самые разные животные и за самые разные преступления. В 1474 году, например, в Швейцарии к смертной казни приговорили петуха, который, согласно материалам дела, снёс яйцо. Существовало поверье, что из снесённого петухом яйца может вылупиться василиск — могущественная рептилия, способная убить человека одним дыханием или взглядом.

Между 824-м и 1845-м годами только в одной Франции удалось найти сведения о 144 процессах, в результате которых животных казнили или предали анафеме. Вероятно, их было намного больше.

О чём думали эти люди, когда приговаривали к повешению быка или предавали анафеме крыс? Неужели им и вправду казалось, что таким образом они восстанавливают справедливость? Практически, перед машиной правосудия они считались равными людям. Некоторых из них — свиней, например, даже одевали на время заседания в человеческую одежду.

Некоторые историки утверждают, что в Средние века люди верили, будто животные действуют, исходя из «намерений», что ими может владеть жадность, ревность или жажда мести. То есть практически наделяли их определённым «сознанием». Однако, с другой стороны, в большинстве случаев паразиты, например, признавались «слепым орудием злых сил».

Сегодня наши отношения с животными, безусловно, изменились, но стали не намного проще. Защитники животных любят поднимать вопросы типа: Почему кролики кажутся нам милыми, а крысы отвратительными? Почему закон о жестоком обращении с животными защищает собак и кошек, и не распространяется на скот? Вегетарианцы настаивают на том, что мы не должны есть их мясо, одевать на себя их кожу и мучить их в научных лабораториях.

В 2011 году организация PETA (Люди за этичное обращение с животными) подала иск на SeaWorld  «от лица» пяти касаток, включая «серийного убийцу» Тиликума, заявив, что животные были взяты в рабство. Суд встал на сторону ответчиков, аргументируя это тем, что статья в Конституции, на которую опиралось обвинение, относится только к людям.

И, если уж на то пошло, то как насчёт древних традиций добывать себе пропитание охотой? Что если эксперименты на животных помогут избавить наших детей от рака? И можно ли отбирать у пчёл мёд, или это следует рассматривать как рабство?

Чем дальше — тем больше вопросов.