Истории  |   |  19.10.2015 14:54

«Последние» дни выживших после попытки суицида

Источник перевод для mixstuff – Анна Киселёва

Каждый год множество людей пытаются свести счеты с жизнью, однако общество, как это ни прискорбно, обращает внимание лишь на тех, чья попытка все же «увенчалась успехом».

last_day


Что же касается тех, кто не преуспел – их истории так и остаются нерассказанными из-за чувства стыда и позора, или из-за опасений породить такие же опасные желания в сознании окружающих. Хотя, следует отметить, что доверительный разговор, сопровождаемый пониманием собеседника, на деле не вызывает роста самоубийств. Это всеобщее молчание приводит к тому, что выжившие после неудачных попыток суицида люди оказываются в своеобразной изоляции, в то время как семья, друзья и врачи не получают четкого понимания ситуации и не знают как помочь несчастным,  страдающим от бесконечной борьбы с суицидальными мыслями.

Однако, «гриф секретности» постепенно спадает. Благодаря онлайн форумам, группам моральной поддержки, построенным на принципе «равный – равному» и общественным движениям, направленным на борьбу со стереотипами, как например  «Live Through This» (букв. «Переживи это») и «Time To Change» («Время меняться»), люди начали рассказывать о своих попытках суицида, а также  находить поддержку и силы вернуться к нормальной жизни.

В одном из обсуждений на сайте «Raddit» трое выживших откровенно рассказали о том дне, когда они решились на попытку самоубийства. Мы обсудили с ними события, произошедшие как до, так и после попытки покончить с жизнью, а так же, спросили, что они думают об этом сегодня.

Дэвид, 31 год

Пытался покончить с жизнью в 15 лет

Что вы помните о том дне?

pillsНе могу сказать, что что-то конкретное явилось причиной моего решения. Вся моя жизнь тогда была похожа на ад. Моих родителей лишили родительских прав, когда мне было 13. Жил я с дедом – агрессивным алкоголиком, который частенько заявлял мне что-то вроде «ты будешь таким же наркоманом, как и твои родители». Мне казалось, что меня никто не любит, и я никогда не смогу найти своего места в этом мире. Я просто устал от всего этого. Я не хотел просыпаться — я был уверен – никто не будет по мне скучать.

Это был обычный день: я пошел в школу, по дороге домой купил две упаковки Тайленола (по 100 капсул). Я пришел домой и выпил почти все, запивая водой приблизительно по 5 капсул за раз. В одной из упаковок еще что-то оставалось, так что в итоге я выпил около 180 таблеток.

Между всеми приемами была разница около двух часов. Я пил по пять таблеток почти автоматически. Это было вроде закарючек на бумаге – рисуешь, чтобы просто чем-то себя занять. Я сидел в своей комнате и смотрел сериалы, типа «Крутого Уокера» и «Кунг-фу: возрождение легенды». Возможно, дед был дома. Я не помню – я уже был не в себе.

Не помню, что я делал, перед тем как потерял сознание.

«Наступил момент, когда я подумал: «Вот и конец. Конец моей истории».

Я никогда не был слишком религиозным и не верил, что после смерти я обрету счастье, я вообще ни о чем таком тогда не думал. Я был перекачан лекарством. У меня была мысль, позвать на помощь, но я не знал, кого. Я боялся, что будет только хуже. Я разрывался между желанием все-таки выжить и принять ситуацию, в которую я сам себя загнал. В конце концов, я сдался. Я увидел свою кошку Мини, которую мы когда-то нашли в мусоропроводе. Я обнял её и сказал: «Я люблю тебя, но мне пора».

И тогда я разрыдался. Я осознал, что в мире все же были вещи, ради которых мне хотелось жить, которые были мне дороги. Но было уже поздно. Я так и плакал, пока не уснул.

Я проснулся через полтора дня. Я чувствовал слабость, как после похмелья, и весь был покрыт зелено-голубой рвотой, которая уже подсохла до состояния корки. Моему организму пришлось выбросить изрядное количество рвотных масс, чтобы выжить. Я был абсолютно расслаблен и счастлив. Тем временем друзья пытались докричаться до меня, спрашивая, почему я не был в школе.

Следующие пару дней я снова чувствовал себя хорошо – я радовался всему: возможности ходить и видеть мир вокруг себя, играть с домашним животным. Даже еда казалась вкуснее.

Что вы думаете сейчас?

Следующие несколько лет после случившегося были еще хуже. Однако я больше никогда не пытался себя убить. Я помнил, что в последний момент я не хотел умирать.

Пережил столько замечательных моментов, которые никогда бы не случились, понимаете? Я путешествовал, влюбился, поступил в колледж и университет. В тот момент я бы не поверил, что все это произойдет. Я бы пропустил лучшие годы моей жизни.

Черная полоса не вечна – жизнь налаживается. Моя наладилась.

Вивьен, 27 лет

Пыталась покончить с жизнью в 17.

Что вы помните о том дне?

bedroomВ «последний» день я старалась примириться со своим решением.

Я встала в 9 утра и заранее запланировала себе выходной. Я точно знала, что я буду делать. Мои родители ушли на работу, а в школу я не пошла.

Я сидела на полу в своей комнате в тишине и думала. Пыталась свыкнуться с мыслью о том, что вечером я должна была покончить с собой. Это было что-то вроде ритуала. День прошел довольно расслабленно и сюрреалистично. Я приготовила себе легкий завтрак и чай, села на пол с ноутбуком и начала писать записки. Я написала каждому, кто хоть как-то повлиял на мою жизнь: маме, папе, брату, учителям, друзьям. Это заняло весь день. Одни получились теплыми и лиричными, другие –  горькими, сжатыми и злыми. Я поняла, что это была последняя возможность высказать всем и все, что я думаю.

В тех записках я написала очень много того, чего бы никогда не сказала вслух. Я стольким друзьям написала, что люблю их, несмотря на то, что все знали меня как довольно сдержанного и холодного человека. Я всегда их любила, просто не умела это выражать. Но я хотела, чтобы они все это знали и не сомневались в этом. Я попросила у мамы прощения за то, что 17 лет тратила её деньги, брату написала, что ему уже давно пора открыть глаза и сознание, а еще послала своего агрессивного отца, вечно срывавшего на нас злость, по понятному адресу.

В ту ночь, приблизительно в 3, когда все уже спали, я спустилась к отцовскому шкафу с оружием (ключи я выкрала предыдущей ночью). Было очень тихо. Я ощутила спокойствие и даже умиротворение.

Я стащила из комода бутылку виски и выпила половину. Я открыла шкаф и достала пистолет.

Я держала пистолет около своей головы очень долго. Все это время я была напугана и воодушевлена, злая и грустная, счастливая и покорная.

Вмешался инстинкт самосохранения. Я думала о том, что сделала и не сделала в жизни, о том, как отреагируют в школе, и как будут выглядеть мои похороны.

Я приставляла пистолет к голове и вновь опускала, поднимала и опускала.… Это длилось очень долго.

Наконец я нажала на курок.

Пистолет не выстрелил – он был не заряжен.

Внезапно я ощутила невероятное, переполняющее чувство облегчения. Я рыдала и смеялась как сумасшедшая. Эта абсурдная ситуация вернула меня в реальность. Я подумала: «что, черт подери, я делаю?»

Я пошла спать. Подобное больше никогда не приходило мне в голову. Возможно, однажды мне хватит мужества сказать людям в лицо то, что я тогда написала.

Что вы думаете сейчас?

Тот день расширил мои представления о мире. Я поняла: все, что меня беспокоило, все мои проблемы были банальны.

Один парень, известный тем, что выжил, прыгнув с моста «Золотые Ворота», как-то сказал, что за секунды до столкновения с водой, он пожалел, что прыгнул. Это — именно то, что почувствовала я. То чувство, когда тебя разрывают противоречия непередаваемо. Именно оно в итоге привело к облегчению.

Я решила работать на горячей линии для самоубийц – эта работа навела меня на размышления. Я обратила внимание, что все люди, решившиеся на суицид похожи – у них такое тонелеобразное мышление, очень узкая картина мира. Меня угнетает мысль о том, что в мире столько людей, решившихся на суицид, в то время как все их проблемы решаемы. Если говорить об эмоциональной составляющей – самой главной предпосылкой суицида является отчаяние и чувство безнадежности. Они были просто неспособны перетерпеть свою боль.

Решение свести счеты с жизнью – колоссальный шаг. Это, пожалуй, самое серьезное решение, которое вы можете принять за всю оставшуюся жизнь. Оно обесценивает все усилия, которые вы предпринимали для улучшения ситуации до того, как сдались. Вы должны выстоять. Вы, правда, должны выстоять – награда ждет впереди. Я имела возможность взглянуть на ситуацию под более широким углом.

Попытка суицида чем-то напоминает учителя, который сначала испытывает вас, а потом преподносит урок. К сожалению, многие люди, чьи попытки самоубийства удались, так и не получили этот урок.

Кристина, 23 года

Пыталась покончить с жизнью в 18 лет.

Что вы помните о том дне?

pyjamasЯ проснулась с чувством спокойствия и надежды на будущее. За день до этого доктор прописал мне Ксанакс и я с нетерпением ждала момента, когда я, наконец, обрету чувство контроля над ситуацией.

Это был самый прекрасный день – я села в автобус и поехала на работу. Я тогда работала на стойке регистрации. В какой-то момент я написала своему бойфренду и, слово за слово, переписка переросла в настоящую ссору. Он писал мне такие ужасные вещи. Он был моей последней поддержкой вдали от семьи.

Жизнь казалась мне безрадостной. Хотя, если посмотреть на мою жизнь со стороны – у меня не было причин для грусти. Я была здорова, и у меня была работа. Я, правда, не знала, чем я в принципе хочу заниматься в жизни, но это меня не беспокоило. Из жизнерадостного и общительного человека, каким я была в школе, я превратилась в того, кто не мог прийти к близким друзьям на вечеринку, не перенервничав до полусмерти. Я уже не знала, кто я, а моя жизнь не имела смысла.

Так что, я решила – хватит! Я встала, вышла с работы, села на автобус и поехала домой. Выйдя на остановке, я ощутила самое великолепное чувство – целеустремленность, само наличие цели уже меня радовало. Правда этой целью была смерть, но это все же было лучше, чем отсутствие цели как таковой. Я смотрела на серую толпу людей: кто-то шел на работу, кто-то — с работы, кто-то отправлялся по магазинам. Все это напоминало мне какую-то репетицию бессмысленной жизни. Я почувствовала покой и умиротворение. Впервые за долгое время груз безысходности в моей голове, как будто бы исчез. Я вздохнула и поняла: «Вот оно — счастье».

Я зашла в дом, в котором прошло мое детство.

Я вспомнила, как солнечный свет падал на мебель, и вдохнула запах пыли, кожи и ковра; я поцеловала свою собаку и прошлась по всем комнатам, прощаясь.

Я просмотрела рождественские снимки и фотографии с семейных торжеств, которые уже не казались мне частью моей жизни. Я помнила только крики и страх одиночества в собственном доме. Я была решительно настроена, покинуть этот мир.

Моя мама работала медсестрой, поэтому у нас была довольно большая аптечка. Я стала методично набирать лекарства: парацетамол, кодеин, ибупрофен, антигистаминные – все подряд.

Я разделась, влезла в пижамные штаны моего парня и мою любимую футболку с символикой ООН. Я включила диск, который он записал специально для меня, вдохнула его запах и по всему телу пробежала дрожь.

Я разделила оставшиеся 49 таблеток снотворного на две приблизительно равные части и одним разом проглотила первую половину, перемешанную с частью лекарств из аптечки. Эффект был мгновенный.

Я написала несколько сообщений. Маме: «Я тебя люблю»; папе: «Жаль, что ты не очень любишь меня»; сестрам: «Простите»; и ему: «Пожалуйста, напиши, что ты меня любишь».

Я ждала ответа 5 минут.

Я взяла лист бумаги и написала записку: «Мне так жаль. Я очень несчастна. Простите меня. Не отдавайте мое тело на вскрытие. Люблю, Кристина».

Я последний раз проверила телефон. Пропущенный от мамы, сообщение от сестер («За что простить? Ты в порядке?») и ничего от него.

Оставшаяся горсть таблеток прошла легко. Я встала в последний раз и, запрокинув голову, рассмеялась каким-то ненормальным смехом.

Я «умерла» под песню «No Sound But the Wind” группы “Editors”.

Я проснулась через три дня в палате интенсивной терапии возле держащего меня за руку отца, который за предыдущие девять месяцев со мной даже не говорил.

Что вы думаете сейчас?

Когда я проснулась, я ужасно разозлилась, что ничего не вышло и чувствовала себя беспомощной. Меня перевезли в больницу для душевнобольных и долго держали под наблюдением. Прошли годы перед тем, как я действительно ощутила благодарность за то, что судьба предоставила мне второй шанс.

Пройдя через все это, я поняла, что стала сильнее. Сталкиваясь с трудностями, я говорю себе: «я не позволю этому расстроить меня». Наконец я поняла, что хочу быть медсестрой и уже закончила первый год сестринской школы. Теперь я чувствую, что контролирую свою жизнь.

Я осознала, что чем дальше в историю уходит моя попытка самоубийства, тем меньше я вспоминаю, говорю и думаю о ней, что хорошо. Правда, рассказывать об этом становится все сложнее – я очень хочу вообще забыть, что это произошло. Но я чувствую, что должна поделиться своей историей с другими.

Вот что я хотела бы сказать себе (тогда) и другим 17-18 летним, оказавшимся в такой же ситуации: все будет гораздо лучше, чем вы думаете. Ваша жизнь обретет смысл, и вы сможете её контролировать. И хотя дорога жизни довольно длинна и трудна – это не повод идти по ней в одиночестве.


Понравилась статья? Оцените ее:


Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus

© Mixstuff 2012. Права на опубликованный перевод принадлежат владельцам вебсайта mixstuff.ru
Все графические изображения, использованные при оформлении статьи принадлежат их владельцам. Знак охраны авторского права распространяется только на текст статьи.
Использование материалов сайта без активной индексируемой ссылки на источник запрещено.

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

1 комментарий: «Последние» дни выживших после попытки суицида

  1. Антон говорит:

    Нету такой ситуации когда можно уйти от проблем таким способом. Многие кто решаются на суицид нуждаются в лечении, плохо что у нас в стране не уделяют внимания этой проблеме.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *